цессия фото

Нужно ли Должнику соблюдать претензионный порядок при оспаривании договора цессии?

После изменения  Арбитражного законодательства, в части внесения требований о соблюдении претензионного порядка, законодатель, как очевидно для многих, упустил ряд исключений из обязательных требований. Одним из таких упущений на взгляд Директора ООО «ЦЕНТР ПРАВОВЫХ РЕШЕНИЙ  «ЛЕТРАДО» Панкрашкина Николая Сергеевича являются иски по признанию незаключенным договора цессии, поданным лицом, не являющимся стороной по сделке.
Рассмотрим, некоторые из самых распространенных примеров, преимущественно фигурирующих в АС Москвы и АС Московской области примеров:

  1. Кредитор заключает однодневно несколько договоров цессии с разными лицами на один и тот же долг. В итоге Должник получает одновременно несколько исков о взыскании одной и той же задолженности. Какой из этих договоров недействительный, кому из истцов должно удовлетворить иск, какие расходы может понести ответчик при таком процессуальном спекулировании?
  2. В ходе рассмотрения дела по первоначальному иску, Ответчик заявляет встречные исковые требования основанные на цессии, предмет которой по разным основаниям не реальный. Суд вынужден произвести зачет нереального требования.

В первом и втором примерах потерпевшая от спекуляций сторона, по умолчанию законодателя и по мнению судов, вправе запустить процедуру обжалования договора цессии только после соблюдения претензионного порядка длительностью один месяц и потом уже обжаловать спорную сделку. Теряется время на осуществление прав по судебной защите, в ситуации когда сам претензионный порядок, не влечет никаких последствий для сторон по сделке.
И при таких обстоятельствах, каждый специалист ставит перед собой вопрос: Нужно ли Должнику соблюдать претензионный порядок при оспаривании договора цессии?

Иск о признании спорного договора недействительным – это требование заинтересованного (по смыслу п.3 ст.166 ГК РФ) лица констатировать перед другими лицами (в частности, сторонами спорной сделки уступки) несоответствие требованиям закона, позволяющим признать её (сделку) в качестве юридического факта, порождающего гражданское правоотношение, таким образом, признание сделки недействительной – это констатация отсутствия у ответчика и третьего лица (сторон спорной сделки) правообразующего юридического факта требования с истца неустановленной задолженности (пп.1.2.1. и пп.1.2.2. п.1.2. спорного договора). Согласно п.5 ст.4 АПК РФ, спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом либо договором, за исключением дел …

Таким образом, по смыслу положений п.5 ст.4 АПК РФ соблюдение претензионного порядка возможно только сторонами гражданских правоотношений (прим.: то есть гражданских правоотношений, возникших из действительной сделки, признаваемой сторонами в качестве таковой). Во-первых, как было изложено ранее, истец не является стороной спорного гражданского  правоотношения по уступке требования (передаче неустановленной задолженности), а во-вторых, истец исходит из отсутствия правообразующего юридического факта (сделки в силу её ничтожности), следствием чего является отсутствие гражданского правоотношения по уступке (передаче задолженности) ввиду отсутствия самой задолженности (установленное судом обстоятельство). Аналогичная позиция (прим.: о констатации судами юридического факта в делах по искам из требований о признании права собственности, формально подпадающих под обязательность соблюдения претензионного порядка урегулирования споров в силу п.5 ст.4 АПК РФ) нашла отражение в высшей арбитражной практике, а именно в Постановлении Девятнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 15.08.2016 по делу №А36-5151/2016, а также Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 31.10.2016 по делу №А36-5151/2016.

«Недавно, Верховный Суд России внес свою лепту в разрешение подобных споров и назвал критерий, необходимый учитывать – это статус участника оспариваемого Материально-правового отношения» – пояснил старший юрист компании «ЦЕНТР ПРАВОВЫХ РЕШЕНИЙ «ЛЕТРАДО» Ольга Трофимова.

Согласно Определению Верховного Суда России по делу № А49-7569/2016 от 20.02.2017.  «В силу части 5 статьи 4 АПК РФ споры по отдельным категориям дел могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер к досудебному урегулированию. Досудебный порядок урегулирования экономических споров представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение возникших разногласий. Лицо, считающее, что его права нарушены действиями другой стороны, обращается к нарушителю с требованием об устранении нарушения. Если получатель претензии находит ее доводы обоснованными, то он предпринимает необходимые меры к устранению допущенных нарушений, исключив тем самым необходимость судебного вмешательства. Такой порядок ведет к более быстрому и взаимовыгодному разрешению возникших разногласий и споров………….

Наделение прокурора процессуальными правами и возложение на него процессуальных обязанностей истца (часть 3 статьи 52 АПК РФ) не делает прокуратуру стороной материально-правового правоотношения и не налагает на прокурора ограничения, связанные с необходимостью принятия мер по досудебному урегулированию спора…..»

Следовательно определив прокуратуру по вышеуказанному делу как субъект в отношении которого не требуется соблюдение претензионного порядка Верховный Суд России ввел такой критерий как участие в оспариваемом материально – правовом правоотношении.

Без условно окончательную точку зрения необходимо закрепить в практике Высшего суда и окружных судах, но уже сейчас вполне очевидно отсутствие обязательности соблюдения Должником претензионного порядка по договору Цессии.